Home / Творчество / Вдохновение / Дизайнер Айрис Апфель: 90-летний подросток, или Секрет вечной молодости

Дизайнер Айрис Апфель: 90-летний подросток, или Секрет вечной молодости

 Американский дизайнер Айрис Апфель называет себя самым великовозрастным подростом в мире – 1 января 2013 года ей исполнится 90. И в этом парадоксе заключается вся суть ее натуры: бунтарство и свежесть, оптимизм и вера в себя. Ценители моды как искусства по всему миру знают Айрис Апфель как дизайнера украшений и одежды, а также как икону стиля. А не так давно она даже стала лицом косметической марки МАС! Она считает, что 70 лет – это середины жизни, и уверена, что ее миссия –помочь женщинам найти настоящих себя. И ее одежда отлично с этим справляется!

Сегодня я хочу рассказать про Айрис Апфель. В этом году ей – дизайнеру, работавшему над реконструкцией Белого Дома для нескольких президентов, владелице текстильной фабрики и иконе стиля – будет 90 лет.

Хотя в 1992 Айрис и продала текстильную компанию «Old World Weavers», которую они с ее мужем Карлом основали в начале 50-х, она по прежнему работает там в качестве консультанта. Они поженились более 60 лет назад, живут в Нью-Йорке, недалеко от Центрального Парка, детей у пары нет. В 2005 году музей Метрополитен устроил выставку ее нарядов, а позже вышла книга с одноименным названием «Rare Bird of Fashion: The Irreverent Iris Apfel».

Меня восхищают такие люди как она – не думающие о возрасте, строящие планы на будущее, живущие ярко и интересно. А еще мне всегда было безумно интересно, в чем секрет столь длительных браков, ставших сейчас такой редкостью.

Быть может, одной из составляющих этого долгого и, вероятно, счастливого брака является чудесная квартира и удивительный, ни на что не похожий дизайн интерьера, созданный Айрис в своем жилище. Это сочетание ярких красок и разрозненных вещиц из множества эпох и уголков Вселенной, вкрапления материалов разных текстур, делающие пространство и мир дизайнера Айрис Апфель похожим на пэч-ворк, и, в то же время, создающие какую-то особенную, свойственную только ей гармонию и атмосферность.

Интервью с дизайнером Айрис Апфель, приуроченное к ее выставке

Как вы создаете ансамбли?

Это не мыслительный, а эмоциональный процесс. Я играюсь, отсеиваю. Слишком много знаний сковывают. Лучшее, что можно сделать – это расслабиться. Я люблю архитектурную одежду, чтобы «мебелировать» могла я сама. Если это хорошая базовая вещь, вы всегда можете придать ей новый вид, сделать более нарядной, или, наоборот, строгой, меняя аксессуары.

Как вы понимаете, что созданный образ завершен?

В момент создания не понимаю. Он не закончен, пока он не станет в моем стиле.

Может ли мода придать смелости?

Одежда дает возможность выразить себя: кто ты такой, кем ты себя считаешь и кем ты хочешь стать. Этим нужно пользоваться. Я надеюсь, что выставка «Rare Bird of Fashion» подтолкнет вас быть более изобретательными, смелыми и радоваться чуть больше обычного.

Вы носите тренировочные костюмы?

Нет, они уродливы. Но я постоянно ношу джинсы. Если бы мне нужно было выбрать только один предмет одежды, это были бы джинсы. В Медисоне, штат Висконсин, в сороковых я пришла в местный магазин «Army/Navy». Они были единственными, кто продавал джинсы. Все было гигантского размера, для рабочих. Я попросила пару джинс своего размера, а мне ответили : «Разве вы не знаете, леди не носят джинсы». Я сводила их с ума ежедневными звонками. Приходила к ним снова и снова. Носилась как собака с костью. Однажды мне позвонил владелец. Он нашел мне пару джинс для мальчиков, «Леви Штраус».

Какие аксессуары неотъемлемы от ваших образов?

Браслеты. Их я ношу с каждым нарядом.

Что такое искусство?

Искусство это высшая степень самовыражения. Говорят, что я свой собственный холст. Быть индивидуальностью сегодня непривычно, так как все хотят быть как все. Все хотят знать, что носят, идя по красной ковровой дорожке. Если люди осмеливаются быть собой, это их тут же пугает.

Почему ваши костюмы причисляют к музейному искусству?

Мне все время говорят, что я художник и что я комбинирую вещи необычным способом. Сейчас я не делаю ничего, чего не делала бы последние 70 лет. Забавно. Я стала иконой и супермоделью.

Как бы вы описали себя?

Я рабочая лошадка. Я работала всю жизнь и до сих пор работаю, включая специальные программы для «Old World Weavers» – компании, которую мы с Карлом открыли, а также мои благотворительные проекты.

Карл: Она еще и борец за свободу.

Карл сам выбирает себе одежду?

Нет, мы не можем ему этого позволить.

Карл: Когда я одеваюсь утром и выбираю галстук, я должен пройтись перед Айрис. Потом я иду к домработнице. Потом они совещаются, и обычно говорят «нет»! Это забавно.

Как люди реагировали на вашу выставку?

К счастью, очень доброжелательно. Меня поразила реакция мужчин, не только дизайнеров и профессионалов в этой индустрии, но и обычных парней. Дети полюбили ее. Им понравились жизнерадостность, цвета и формы. Но глубже всех она, кажется, задела женщин – разных возрастов, интересов и из разных социальных кругов.

Я и не знала, сколько отчаяния многие из них чувствуют, сталкиваясь с модой. По почте и лично я читала и слушала множество их откликов и историй. Они все говорили мне, как эта выставка повлияла на них, вдохновила и придала смелости. А некоторые зашли еще дальше и говорили мне, что я изменила их жизнь. Пораженная, я говорила Карлу : «Что она имеет этим ввиду? Что же у нее была за жалкая жизнь, что я так просто взяла и изменила ее?». Я чувствовала, что не имею права просить объяснений.

Потом, на мероприятии для знаменитостей, я получила ответ. Ко мне подошла привлекательная, средних лет, женщина, чтобы поблагодарить меня лично за то, что я помогла ей пережить изменения в ее жизни. «Мне 70 на следующей неделе, – сказала она, – и я всегда была недовольна тем, как одета. Я не хота одеваться как все, но и не знала, как выглядеть уникально. Я боялась выглядеть как фрик». Потом она пришла посмотреть выставку, и была потрясена. Она осознала, что можно самовыражаться и научиться одеваться так, как нравится. Но она не была полностью уверена, и пришла посмотреть ее еще раз на следующий день. Она начала экспериментировать. И как только она оделась не как все, она осознала, что не должна мыслить как все. Это очень важный посыл, и именно поэтому я устраиваю выставку. Я чувствую, что делаю свой вклад в освобождение женщин.

Как вы справляетесь со своими тяжелыми аксессуарами?

Вполне успешно, за некоторыми небольшими исключениями. Например, когда я ношу серебряное ожерелье с бирюзой, я должна быть уверена, что не простою на коктейльной вечеринке больше 8-9 минут перед тем как сесть за стол ужинать. Иначе я просто упаду…

Вы когда-нибудь носили что-то, что не было предметом одежды?

Очень часто. Однажды ночью температура резко понизилась, а я не была к этому готова. Я думала, у меня было что-то меховое, но не могла найти. Перерыла весь дом. В отчаянии, я хотела, как Скарлетт О’Хара, сорвать портьеры, но тогда их у меня не висело. Поэтому я накинула на себя мохеровый плед с кушетки и ходила в нем. Это выглядело великолепно.

Каких цветов вы избегаете?

Всех, которые придают коже землистый оттенок. Мутно-желтые и зеленые. Я люблю приглушенные тона, но между приглушенностью и грязноватостью есть разница. При правильном оттенке, я не встречала цветов, которые бы мне не понравились.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика